Брутализм, Лондон, Любеткин. Архитектурная вылазка с Алексеем Зиминым – Road.Travel

Брутализм, Лондон, Любеткин. Архитектурная вылазка с Алексеем Зиминым

Автомобильный маршрут. Увидеть бассейн для пингвинов, похожий на космическую станцию., Побывать в одном из лучших британских зданий ХХ века., Подняться по лестнице в легендарном Бевин-Корт. .

В 1903-м, на окраине Российской империи, в польском городе Варшава родился еврейский мальчик Бертольд Любеткин. Позже он утверждал, что метрика была исправлена после революции, чтобы избежать службы в Красной армии, и на самом деле он родился вместе с веком — в 1901 году, на другой имперской окраине — в грузинском Тифлисе. Так что в любом случае связь с центростремительными силами истории в его происхождении есть. А еще есть предположение, что никто не мог предположить, как и когда гражданин СССР создаст в Лондоне архитектурное бюро Tecton и изменит образ Британской империи.

История и культура. Старт: Лондон

Алексей Зимин. Путешественник.

Расписание поездки и маршрут путешествия

День 1: Архитектурное наследие Любеткина

В 1931-м году Любеткин уехал из Москвы в Лондон. Сначала по работе, тогда еще архитекторы и представители некоторых других свободных профессий могли перемещаться по миру, но закончилась эта рабочая командировка эмиграцией. От советского гражданства и коммунистических убеждений Бертольд при этом не отказался – этого не требовалось, поэтому в британских справочниках в графе «подданство» про него пишут Soviet-British. Поселился Любеткин на севере Лондона, в Хэмпстеде, и вошел в круг тамошней артистической богемы во главе с эссеистом Гербертом Ридом. Дачная атмосфера и идиллические парковые пейзажи Хэмпстеда никак не повлияли на его эстетику, не снизили накал этического в его воззрениях. Мир требовал обновления, новых форм, материалов, нового равенства. В Хэмпстеде Любеткин создает Tecton — архитектурное бюро, изменившее образ Великобритании.

Highpoint 2

В Хайгейте Любеткин построил блок из двух домов под названием Хайпоинт. Эстетически — это Корбюзье, укушенный сюрреализмом. 64 квартиры в Хайпойнте — один из первых в Лондоне дистиллированных образцов «международного стиля», как называли свое модернистское течение его создатели. Строгость, никаких украшательств и четкий социальный посыл через создание общих коммунальных пространств для жителей: бассейна и двух теннисных кортов, атрибутов, которые до Хайпойнта использовались только при постройке частных домов для богатых. Этот многоквартирный блок часто включают в перечень лучших британских зданий ХХ века и у него есть официальный статус памятника Grade I.

Penguin Beach

Интересно, что первыми заказами Tecton были не пространства для людей, а среда для зверей. Если вы уже отправились на прогулку, то обязательно спланируйте маршрут через Лондонский зоопарк. Для него Любеткин сделал павильон горилл и бассейн для пингвинов, похожий на космическую станцию.

Bevin Court

Следующей задачей Tecton стала перестройка трущоб, но ей помешала война. Спрос на решение архитектурных задач упал до нуля. Лубеткин уехал в деревню и занялся там фермерством. За годы простоя его эстетика и этика неожиданно стали в Англии из радикального высказывания мейнстримом. Многие потребовали новых архитектурных решений, которые в избытке предоставил для этого Tecton. Тогда Любеткин начал строить шедевр за шедевром. Среди них – жилищный комплекс Ленин-Корт (​Lenin Court), впоследствии переименованный в «Бевин-Корт» (Bevin Court).

Spa Green Estate

В каждом проекте Любеткин разрабатывает систему панельного жилья, новаторские холлы, лестничные проемы, социальные пространства. Посмотреть на один из жилищных комплексов можно также, если приехать в Спа-Грин-Эстейт.

Finsbury Health Centre

Для Финсбери Лубеткин и Tecton строили много, но самым значительным прорывом стал Центр здоровья. Finsbury Health Centre — тот случай, когда этика, эстетика, политика, функция связаны в неразрывный узел. Это не просто здание, а живой социализм радикального по тем временам свойства. Здесь сходятся все ключевые посылы модернизма. Первый: социальная функция. В Центр имели доступ ВСЕ без исключения жители Финсбери (это было за 10 лет до появления NHS, и в глазах общественности походило на то, как если бы сейчас открыли зал Букингемского дворца для пикников и поили там всех желающих девонским игристым бесплатно). Второй: политический аспект. Социальное благо больше не было под следствием случайной благотворительности и хрупкой надежды. Оно доставлялось всем без исключения через демократическое распределение налогов внутри муниципального образования. И третья составная часть. Finsbury Health Centre — безусловный архитектурный шедевр. Строгий фасад из каменной плитки в окружении хаоса лондонской трущобной застройки как единственно возможный выход. Как финал пути. Пути в социализм. По образцу Центра здоровья были построены тысячи муниципальных зданий в Англии. Но это было не просто новое конструктивное и архитектурное решение — это было символом нового мира.